Экотектура

Международный фестиваль Живых домов «ЭкоТектура» 2012

Международный фестиваль Живых домов «ЭкоТектура» 2012

logo_eco

Пост-релиз

  • 26-30 сентября 2012 года
  • 26 сентября – Парк Горького-Музеон
  • 27-28 сентября – Photohub_manometr в Центре дизайна ARTPLAY
  • 29-30 сентября – Творческая усадьба «Гуслица»

Организаторы фестиваля: Творческая усадьба «Гуслица», эко-парк «НАРА», Фонд развития культуры и духовности «Преображение».

При участии: общероссийского общественного движения «Россия — Активное Долголетие», Междисциплинарного научно-художественного проекта «Зелёная Кафедра», студии архитектуры и дизайна De-Viz, фестиваля «Зелёный проект».

Спонсор фестиваля: Группа компаний «Диво», web: www.divo-design.ru

Первый международный некоммерческий негосударственный фестиваль Живых домов «ЭкоТектура» с успехом прошёл в Москве и в Творческой усадьбе «Гуслица» с 26 по 30 сентября 2012 года.

«ЭкоТектура» – точка сборки передовых идей экостроительства мира, конструктивных решений, дискуссий и обмена опытом между исследователями и инженерами, философами и простыми жителями планеты, чувствующими потребность и верящими в возможность жить в домах мечты.

Как оказалось, вопрос целостного подхода к строительству экодомов и экополисов отчётливо назрел как у профессионалов, так и среди потребителей. Фестиваль «ЭкоТектура» пришёлся на пик созревания критической массы многочисленных идей и стремлений специалистов, многие из которых были удивлены и воодушевлены количеством собравшихся единомышленников – представителей различных сфер деятельности и направлений: биоархитектуры, зелёного строительства, дизайна, экологии, экономики, геофизики, девелопмента; учёных, изучающих воздействие окружающей среды на психику человека, психологов, педагогов, социологов.

Организаторы и участники фестиваля убеждены, что, только отложив амбиции и объединившись в совместных усилиях, мы сможем достичь изменений в принципах строительства в России и создать доступное жильё, используя экоматериалы, вторичные безопасные материалы; внедряя энергосберегающие технологии. Также, учитывая достижения дизайна и науки, мы сможем создать не только комфортное, но и творческое жилое пространство, где активизируется жизненный потенциал человека.

«ЭкоТектура» прошла на трёх площадках в Москве (Парк Горького, Музеон, ARTPLAY) и в Творческой усадьбе «Гуслица» (Орехово-Зуевский район МО).

26 сентября на территории Парка Горького и Музеона фестиваль открыли арт-шествие режиссёра-постановщика Виты Адлерберг при участии арт-группы «УХТО» и пресс-конференция с участием звёзд биоархитектуры: Хавьера Сеносиана, Кена Янга, Михаила Какушкина и Садахико Нишияма.

27-28 сентября в пространстве Photohub_manometr (ARTPLAY) прошли лекции международных био- и экоархитекторов, пионеров зелёного строительства:

  • Хавьер Сеносиан /Javier Senosiain/Испания, Мексика/ Тема лекции: «Органическая архитектура».
  • Садахико Нишияма /Sadahiko Nishiyama/Япония/ Тема лекции: «Экологическое жильё и развитие объектов общественного назначения в Японии».
  • Анастасия Кожухова /Anastasia Kozhukhova/Россия, Великобритания/ Тема лекции: «Европейский и американский опыт экологического строительства».
  • Кен Янг /Ken Yeang/Малайзия/ Тема лекции: «Вертикальная теория дизайна».
  • Кристиан Мюллер /Christian M?ller/Швейцария/ Тема лекции: «Целостный подход в развитии экологического дизайна».
  • Михаил Какушкин (Тимофеич)/Timofeich /Россия/ Тема лекции: «Неживое в живом».

Отдельным важнейшим событием фестиваля стала дискуссия «Экополисы. Перспективы развития в России». Более полусотни участников – специалисты в области психологии, социологии, журналисты, экономисты, строители и производители, чиновники и архитекторы – постарались определить, что же такое «экополис» в контексте современного цивилизованного (урбанистического) образа жизни человека.

В результате обсуждений были определены основные принципы «городов будущего с позитивным настроем». Это экограды, спроектированные и построенные с учётом высоких экостандартов, отвечающие основным принципам:

  • гармоничное вписывание жилого и рабочего пространства человека в природу;
  • энергосберегающие технологии и другие важные атрибуты «зёленого строительства»;
  • экологическое сознание, адекватная психологическая атмосфера: здесь создаётся среда, способствующая активизации творческой энергии человека, уважительному отношению его жителей к природе, к себе, к другим людям.

Главным решением дискуссии стала инициатива создать экспертный совет, цель которого объединить специалистов, обеспечить комплексный подход к проектированию, строительству экополисов, привлечь внимание государства к этой актуальной теме.

Организаторами фестиваля будет запущен смотр-конкурс экодомов и экополисов. К участию приглашаются архитекторы. Лучшие проекты будут представлены на архитектурных фестивалях, а победителям будет предоставлена возможность воплотить свой проект на экспериментальной площадке эко-парка «Нара» в Серпуховском районе МО.

30 сентября праздник творчества и архитектуры переместился из Москвы в Творческую усадьбу «Гуслица», куда добрались отдохнуть многие участники и гости фестиваля.

Огромную территорию бывшей текстильной мануфактуры с большим прилегающим садом частные владельцы отдали под просвещение и культуру. На более чем 10 000 квадратных метрах когда-то производственных помещений теперь живёт искусство, и формируются условия для его создания. Часть помещений – это недорогая гостиница (хостел) и столовая, где люди могут жить, общаясь друг с другом, занимаясь творчеством. Здесь есть большие светлые мастерские для создания масштабных работ, пространство для кинопродакшна, залы для мастер-классов и выставочные помещения. Во время фестиваля «ЭкоТектура» посетителям были предложены творческие мастер-классы, выступления музыкантов и, конечно, живое общение.

Asya Gefter_Guslitsa_Eco-tecture festival-83

В рамках фестиваля «ЭкоТектура» в «Гуслице» состоялись:

  • Презентация эко-парка «Нара» – экспериментальной площадки по созданию экополиса, расположенного в живописном месте Серпуховского района Московской области. Здесь будет опробован целостный подход к проектированию и строительству экополиса, созданию инфраструктуры, сотворения благоприятной окружающей среды для творческого, профессионального, духовного и личностного роста жителей экограда и их соседей. Именно гармония живой природы с утилитарностью и высоким качеством жизни и есть главный принцип, который будет учитываться при создании экополиса «Живые Дома». Сайт: www.ecopark-nara.ru.
  • Выставка Григория Потоцкого, где маэстро на глазах у публики создал с натуры скульптурный портрет мексиканского архитектора Хавьера Сеносиана (Javier Senosiain, Mexico). В зале Григория Потоцкого также представлены работы художника Любови Стройновой, фотографа Ксении Каспаровой.
  • Мастерская для детей и взрослых, которую провёл Тимофеич (Михаил Какушкин) – представитель альтернативного образования. На мастерской участники рисовали два вида музыки, которая исполнялась вживую.
  • Мастер-класс по оригами провела Маюко Огава (Mayuko Ogawa, Japan) – куратор фестиваля «ЭкоТектура».
  • Многочасовой воркшоп по проектированию небоскрёбов провёл старший архитектор офиса Кена Янга Набил Бин Ахмад (Nabil Bin Ahmad, Malaysia). На воркшопе Набил рассказал о принципах вертикального дизайна пионера экоархитектуры Кена Янга (Ken Yeang, Malaisia).
  • Экспозиция «История Гуслицкой волости», представленная на фестивале, была создана силами директора школы села Ильинский Погост Юрия Александровича Карякина и местных энтузиастов в усадьбе «Гуслица».
  • Арт-группа из Великобритании Plattformer, состоящая из инженеров и дизайнеров, прибыла специально на фестиваль «ЭкоТектура» с оригинальной миссией: они собрали аудиостол для пинг-понга из мусора бывшей фабрики, чтобы совместно с гостями фестиваля записать звуки улиц и сыграть в теннис с получившейся случайно генерируемой музыкой.
  • 24-часовой марафон Looking from the future по созданию арт-объектов из мусора с территории фабрики собрал творческие коллективы из Москвы. Команды создали новые удивительные объекты. Победители – участники группы «АРХГАРАЖ» – в качестве приза получили неделю проживания в «Гуслице» с условиями для творчества. Также недельным проживанием в «Гуслице» организаторы отметили команду Free Studio Architect создавшую оригинальную входную группу «ЭКО ПАНТАЛЫК» из древесных отходов.
  • Саша Аневский и клуб «Киносреда» провели выездную встречу клуба в усадьбе, где показали чёрно-белые европейские немые фильмы в сопровождении живой музыки от тапёров из разных стран.
  • Дима Алексеев и Алексей Иванов (архитектурное бюро «СССР» — Содружество Создателей Современной Роскоши) на глазах у посетителей фестиваля создали концептуальный арт-объект «Эко-дом».
  • Анна Бену и Алёна Михайлова провели творческий мастер-класс создания костюмов из мусора «Я – дом» для всех желающих с последующим дефиле.
  • Начал работу зал Виты Адлерберг, где художница в режиме мастер-класса «Поток сознания» разрисовывала стены абстрактными рисунками.
  • 29 сентября в усадьбе открылась экспозиция современного искусства «ART POGOST», где свои работы выставили ведущие современные художники: Dmitry Tsvetkov, Andrey Bartenev, Timofey Caraffa-Corbut, Katja Garkushko, Ksenia Sorokina, Dima Hunzelweg, Riccardo Murelli, Arseniy Zhilyaev, Irina Corina, Max Gorobets, Aleksander Pogorzhelsky, Maria Pogorzhelskaya, Alexander Povzner, Vladimir Potapov, Katya Pugach, Taisia Korotkova, Alexander Lysov, Oleg Kulik, Sasha Frolova, Maxim Smirennomudrensky, Leonardo Solaas, Tom Beddard, Dmitry Nikitin. Выставка продлится до 10 ноября.
  • Показ авторских социально-развивающих мультфильмов устроил для взрослых и детей мультипликатор Хихус (он показывал свои работы).

Отдельную благодарность организаторы выражают:

  • Алексею Голубю и компании Freedome
  • Татьяне Зосимовой (Тануки) и группе FLEXART
  • Сергею Поповскому
  • Алексею Артёмову (Копейкину)
  • Певице Ализе
  • Майку Хэнтсу (Mike Hentz, Берлин) и Константину Гроуссу
  • Компании «ПроОтходы» за чистоту на фестивале и раздельный сбор мусора
  • Типографии GreenPrint
  • Художнице Екатерине Абрамовой
  • Вере Афанасьевне Большаковой
  • Ксении Алмаян
  • Музыкантам – Андрею Танзу, Владу Батуре и друзьям
  • Лизе Эшва и танцовщицам «Контемпорари денс»
  • Театру клоунады «Гримм масса»
  • Огненному театру Solar Wind
  • Фотографу Асе Гефтер
  • Школьникам ильинской школы: Роману и Павлу Прониным, Володе Кузовлеву, Руслану Авокиеву, Сергею Азарнову, Роману Курмышову, Ивану Ермохину, Антону Лабореву, Артёму Эм, Максиму и Дмитрию Краюшкиным.

Фестиваль Живых домов «ЭкоТектура» собрал более 2 000 посетителей, среди которых специалисты и профессионалы в строительстве, проектировании, девелопменте, а также в смежных областях, позволяющих создать условия для гармоничного и здорового проживания человека в экополисе; студенты архитектурных и творческих вузов, художники, дизайнеры; а также люди, заинтересованные в приобретении собственного экологичного жилья в цивилизованном экополисе.

Больше информации о фестивале на сайте: www.eco-tectura.com.

Михаил Тимофеевич Какушкин

Михаил Тимофеевич Какушкин

Архитектор, дизайнер, художник, преподаватель, метафизик.

Родился  в Новосибирске в  1947 году. В 1970 г. поступил в Московский архитектурный институт,  с тех пор проживает в Москве. В 1977 году защитил диплом на тему: «Реконструкция исторического ядра города Москвы» под руководством Платонова Ю. П. Работал в архитектурных мастерских до 1983 года. После этого занялся свободной практикой в области архитектуры, дизайна и изобразительного искусства.

В 2012 года — резидент Творческой усадьбы «Гуслица», один из главных гостей-экспертов Фестиваля живых домов «Экотектура».

«Экология – есть симбиоз естественной и искусственной природы. Современная цивилизация развивается в сторону разделения этих двух природ. Экологическое направление в развитии архитектуры должно озаботиться о возвращении естественной природы в архитектуру, включая возвращение в архитектуру человека. Понять это непросто, поскольку речь идет о переоценке ценностей». (М. Какушкин)

Персональный сайт: www.timofeyich.ru

ПРОПОРЦИИ. МИХАИЛ КАКУШКИН, архитектор. from archipeople on Vimeo.

Материал из лекции М. Т. Какушкина «Неживое в живом»

Экология архитектуры и дизайна

Есть какой-то большой смысл покрывания поверхности земной планеты городами, и другой большой смысл жизни человека в городской среде. Это один и тот же смысл, однако на деле этот смысл распадается, превращаясь в противоречивые целесообразности, вследствие чего урбанизация планеты носит стихийный характер. Это порождает проблемы планетарного масштаба и вызывает катаклизмы, разрушительно действующие на жизнь каждого человека.

Какова суть городов? Что двигает человечеством в этом неуёмном строительстве, и каким образом выбирается именно такой характер и такие способы и формы создания городов? Человечество сооружает города в соответствии с той же задачей, какую решает биологическая природа при создании и совершенствовании организмов. Тем не менее, очевидно, что биологическая природа делает это гораздо разумнее, гармоничнее и живее.

На сегодняшний день нет ясного понимания того, как архитектурные пространства и городская среда влияют на правильное развитие социума, на качество жизни, здоровье и психику людей, на формирование сознания и образа жизни каждого человека. Экология – наука о взаимодействии живой и неживой природы, охватывающая все сферы деятельности человека, распространилась также на архитектуру, где рассматриваются вопросы экологической топологии. Поскольку экология в наше время выродилась в науку о защите окружающей среды, также архитектурная экология свелась в основном к озеленению архитектурных объектов и оснащению их возобновляемыми источниками энергии.

В современной тенденции развития архитектуры можно заметить некую экологическую несуразицу. Вначале человечество построило себе искусственную среду сплошь из неживого материала, затем принялось эту голую неживую среду опять же искусственно оживлять посредством насильственного насаждения живой природы в искусственную. Если внимательно рассмотреть, как развивалась живая природа, то можно увидеть, что она делала всё наоборот: внедряла неживую материю внутрь живой посредством органического выращивания.

С момента своего возникновения на планете Земля живое всякий раз трансформировало и использовало неживую материю для повышения своей жизнеспособности. Чтобы оживить сказочного персонажа, нужно было окропить его не только живой, но и мёртвой водой. Живое расширяется с помощью неживого, опираясь на него. Живая природа, используя неорганическую материю, строит пространственные структуры по законам так называемых чисел ряда Фибоначчи, ряда Люка и других «живых рядов». Эти числа отбивают пульс живой энергии, преодолевающей косную материю. Несмотря на то что Фибоначчи построил свой ряд из неживых метрических рациональных чисел, отношения этих чисел являются иррациональными, живыми.

Экологическая архитектура должна строиться так, как это делает живая материя. Именно так и поступили архитекторы Древней Греции, создав не имеющую аналогов в общечеловеческой культуре и цивилизации, непревзойдённую по сей день композиционно-тектоническую ордерную систему форм и пространств, подчинённую живым числам.

Квинтэссенцией ордерной системы является доведение до совершенства архитектурных форм и пространств посредством энтазиса, курватуры, коррекции интерколумния, перспективных иллюзий, игры света, равновесия контрастов, упругости кривизны обломов, визуализации тектонических закономерностей и многих других приемов, учитывающих энергетику формообразования и пространственного структурирования.

Пропорциональные отношения архитектурного пространства должны брать начало в пропорциях человеческого тела и распространяться вовне в соответствии с ритмом жизни и деятельности человека, характером его движения в пространстве, законами восприятия форм внешнего мира, социокультурными организующими принципами.

Ярчайшим примером такого строительства с тщательно продуманной пропорциональной системой служит Храм Вознесения Господня в Коломенском. Этот храм был создан в качестве концептуального сооружения, архитектурной программы и эталонной матрицы для сооружений Московской империи, создаваемой на обломках распадающейся империи Тартарии. Вероломное убийство последнего царя Московской империи пресекло эти фундаментальные начинания и ввергло империю в пучину хаоса, продолжающегося по сей день.

В наше время использование чисел Фибоначчи в архитектуре предлагал архитектор Ле Корбюзье в разработанной им в 1948 году пропорциональной системе Модулор. Корбюзье двигали поиски линейных измерителей в архитектуре, подобных системе записи музыкальных гармоний и основанных на пропорциях человека. Создание Модулора было продиктовано требованием стандартизации строительных элементов, производимых индустриальными методами, однако он так и не был применён. Проблема человеческой соразмерности в архитектуре не решена по сей день. Архитектурная среда продолжает строиться в метрической системе, противоречащей той системе мер, по которой природой был создан человек.

«Человек есть мера всех вещей» – формула, известная со времён софиста Протагора. В старину строили, основываясь на линейных размерах человеческого тела. Меры так и назывались: палец или дюйм, стопа или фут, пядь, вершок, аршин, локоть, сажень, шаг и т. д. Соотношения между этими мерами заряжены энергиями, способными оказывать значительное воздействие на человека, на его внутренний мир и на его сознание.

Строя жилища и города, человек продолжил пространственное расширение туловища за его пределы. Создавая предметный мир, человек продолжил пространственное расширение конечностей, посредством преобразования времени. Таким образом, архитектура является продолжением туловища человека, поэтому архитектура работает с пространством. Предметный мир является продолжением конечностей: происхождение любых предметов идет от человеческого тела  посредством преобразования, поэтому дизайн работает со временем.

Тело современного человека в основном существует в рамках, заданных размерами мебели. Эти размеры тщательно отмерены в соответствии с усредненными пропорциями человеческого тела. Всё это должно было бы хорошо согласовываться с пропорциями ряда «живых чисел», если бы этот ряд был непрерывным, а не выборочным. Выбор размеров мебели осуществляется не в соответствии с фактором времени, заключённым в конечностях тела, как это должно быть, а с фактором пространства, где размеры сняты с фиксированных частей конечностей. Отсюда ассортимент размеров мебели катастрофически скуден. Усилия эргономики должны быть направлены не на увеличение комфорта обездвиженного тела, а на обеспечение активности человека, кинетического разнообразия его жизни и деятельности. Экология архитектуры и дизайна, стало быть, зависит от экологии образа жизни человека.

Создав техноориентированную предметно-пространственную среду, человек подчинил себя ей, отдал ей приоритет, вывел себя из процесса глобальной эволюции живого в угоду этой среде. Культура, образование и даже экология стали техногенными. Неживое начинает довлеть над живым. Уже становится очевидным, что эта дорога в тупик. Технические возможности человека стали слишком велики. Всё это напоминает историю с Вавилонской башней. Это стало уже далеко не проблемой архитектуры и дизайна, поскольку надо что-то делать с головами людей, с коллективным разумом, с глобальным сознанием человечества. Искажение стратегического развития человеческой цивилизации происходит не из-за неправильно поставленных глобальных целей, а из-за отсутствия понимания изначального смысла, фундаментальных основ бытия, жизни. Ускорение прогресса стало неуправляемым, и машину человечества безнадёжно заносит на крутом вираже.

______

В современном сознании закреплены два термина: архитектура и дизайн. Дизайн – это мир всех предметов, а архитектура – это мир пространств, окружающих человека. Эти два мира являются искусственными. Они созданы руками человека и являются продолжением тела человека в метафизическом смысле. Миры архитектуры и дизайна зарождаются в глубинах человеческого сознания и затем воплощаются в реальность. Именно в этих мирах мы и живем. Именно с этими мирами мы находимся в непосредственном контакте всю свою жизнь. Феномен архитектуры и дизайна рождается и умирает вместе с человеком.

Архитектура метафорически представляется в виде домика. Поэтому смотреть на архитектуру означает смотреть на фасад дома, преимущественно передний фасад, в связи с чем многие под архитектурой подразумевают только памятники архитектуры и современные стилистически выразительные здания. На самом деле, находясь внутри любого здания или строения, мы находимся внутри архитектурного пространства. Двигаемся ли мы по глухому коридору, спускаемся ли в полутемный сырой подвал, лазаем ли на пыльном чердаке, сидим ли в огромной чаше стадиона или в деревянном домике в углу дачного участка, мы в любом случае находимся в архитектурной среде.

Точно так же стоять на улице означает в массовом сознании «находиться в окружении архитектуры», т.е. в окружении лицевых фасадных сторон домов, а не внутри архитектуры. Эта прямолинейная метафора архитектуры в виде домика заслоняет истинное восприятие архитектуры как неизбежности человеческого существования в сотворенной пустоте. «Сущность дома не в четырех стенах и крыше, а в пустоте, которую они заключают» (Лао Цзы. «Дао дэ Цзин»). Пустота между искусственно возведенными оболочками из дерева, камня, бетона, металла, стекла, ткани, бумаги и любых других материалов составляет архитектурное пространство для существования человека.

Помимо архитектурных пространств, человек живет в окружении предметов и других искусственно созданных объектов. Все эти объекты и предметы составляют мир дизайна. Мир дизайна начинается от поверхности тела человека – маникюр, макияж, татуаж, скарификация, балияж и тому подобное. Кроме того, к дизайну относится все, что прислоняется к телу – одежда, очки, украшения и другое, и к рукам – инструменты, орудия труда, клавиатура, флейта, ложка, ручка двери, мобильник и прочее. Далее мир дизайна расширяется от предметов мебели, транспортных средств, лифтов и тому подобных до авианосцев, автомобильных дорог, мостов, фонтанов, систем мелиорации и прочих. К дизайну также относится искусственное освещение, звуковые и цветовые эффекты, парфюмерия, экранные изображения, искусственный ландшафт, тексты, буквы и так далее и тому подобное.

Хавьер Сеносиан

Хавьер Сеносиан

Хавьер Сеносиан  / Javier Senosiain Aguilar/ — архитектор с мировым именем, пионер и главный идеолог биоархитектуры. Возводит самые сюрреалистические жилые дома, совмещает профессиональную деятельность с преподавательской и исследовательской.

В 2012 году — резидент Творческой усадьбы «Гуслица», один из главных гостей-экспертов на Фестивале живых домов «Экотектура«, в рамках которого он провёл лекцию «Органическая архитектура».

Персональный сайт: www.arquitecturaorganica.com

Фотографии некоторых работ Хавьера:

Хавьер Сеносиан написал три книги и спроектировал множество органических домов, построенных в разные годы.

Книги Хавьера:

  • «Arquitectura organic de Senosian» («Органическая архитектура Сеносиана») AM editores Press, 2008, Мексика, from Senosiain.
  • «Bioarquitectura» («Биоархитектура») , Architectural Press, Elservier, 2003 Оксфорд, Великобритания
  • «Bioarquitectura en busca de un espacio» («Биоархитектура в поисках пространства») Редакция Норьега, 1996, 2004 дополненное издание.

Органические дома (работы Хавьера):

  • Organic House, Органический дом, 1985
  • The serpent, Змея, 1987
  • The Peanuts House Complex, Жилой комплекс Арахис, 1989
  • The Shark, Акула, 1990
  • The Mexican Whale, Мексиканский кит, 1992
  • Flower House, Дом Цветок, 1994
  • Satellite Complex, Спутниковый комплекс,1995
  • The Kiss, Поцелуй, 1999
  • Open Chapel, Открытая капелла, 1998
  • Nautilus, Наутилус, 2007
  • Quetzalcoatl Nest, Гнездо богини Кецалькоатль (Гнездо “Пернатого змея”), 2008
  • The Umbrella, Зонт, 2008
  • The Mushroom, Гриб, 2009

О Хавьере и его деятельности:

javier-senoseanВ 1972 году Хавьер Сеносиан с отличием окончил кафедру Архитектуры в Национальном автономном университете в Мексике. Его дипломный проект был слишком «перпендикулярным» — как емко охарактеризовал его Хавьер: в большинстве его зданий нельзя найти прямых линий и углов. Он воплотил в разных странах десятки домов, и каждый проект Хавьера Сеносиана –  всегда открытие и интрига, и вызывает много вопросов особенно у тех, кто формировался в русле функциональной рациональной школы, хотя именно в традициях этой школы обучался и сам Хавьер.

В пространстве, организованном им, человек чувствует себя словно в колыбели земли: это отражение тенденции возвращения человека в лоно природы после индустриального революционного XX века. Зеленый рай – вот куда Хавьер возвращает нас в своих работах. Здания настолько связаны с топографией местности и растительностью, что возникает удивление, были ли они построены или проросли сами. Это направление архитектуры,  пионером которого является Хавьер, называют органической архитектурой или биоархитектурой. Частица «био» обозначает бионику, изучающую животных. На конечный облик, на функциональные и формальные принципы и тектонику органического дома большое влияние оказывает исследовательская деятельность архитектора. Природа для него – неиссякаемый источник вдохновения: архитектор призывает внимательно вслушиваться, всматриваться, изучать природу на ощупь и вкус, наблюдать за всеми происходящими в ней процессами. А затем, отражая в своём творчестве, не имитировать внешние формы, но интерпретировать, находить нужную форму в самой окружающей природе, раскрывать свойства естественных материалов. Направление органической архитектуры возникло после глубокого исследования естественного для человека пространства, когда оказалось, что кривые линии и отсутствие углов способствует гармоническому существования.

В 1985 году  был построен органический дом (the Organic House), который получил свое название не только из-за органических форм, но и из-за экспериментов с конструкциями, которые позволили смелому архитектурному замыслу воплотиться. Каркасом здания  стал  ферроцемент (или армоцемент) – конструкционный материал, разновидность железобетона, который благодаря своей мелкой зернистости и равномерно распределенным нескольким слоям сетки позволяет создавать любые пластические формы. Материал хорошо известный в кораблестроении с конца XIX века впервые не только применяется, но является основным конструктивным материалом в строительстве здания. Применение данного материала у Хавьера родилось из аналогии с образованием раковины, которая создается моллюском таким образом, что в ней различимо множество слоев: благодаря наличию у моллюска определенных желез, которые забирают известняк из воды и откладывают в виде мельчайших частичек на краях и вдоль внутренней части раковины. Подобно слизи, выделяемой моллюском для укрепления своего домика, армоцемент обладает особой пластичностью и при этом в застывшем виде он обладает высокой прочностью и подходит для изготовления тонкостенных элементов. Так, толщина стен, потоков зданий из армоцемента достигает пяти сантиметров.

Большинство последующих проектов Хавьер создает также из ферроцемента: достигается уникальность форм, отвечающих природно-климатическим особенностям  ландшафта, , включая такие, как ориентация, виды, преобладающие ветра.

В 2006 году в мексиканском городе Наукальпан-де-Хуарес появился жилой дом Наутилус (Nautilus). Оригинальное строение стало воплощением в архитектуре форм раковины моллюска наутилуса, обитающего в восточной части Индийского и западной части Тихого океанов. Кстати, эти головоногие моллюски являются единственными представителями своего рода, которые имеют наружную спирально закрученную раковину.

Внешние, структурные, пространственные и функциональные детали этого здания характеризуются непрерывностью и словно перетекают одна в другую. Из внутреннего садика образуется гостиная, а обеденный стол столовой вырастает прямо из стены. Жизнь свободным потоком течёт сквозь Наутилус: одна функциональная зона переходит в следующую, при этом мебель прорастает из стен, а зелёные насаждения становятся органичной составляющей интерьера, а не просто фрагментом привычного вида из окон. Днем солнечные лучи проходят внутрь через овальные световые люки, обеспечивая каждое помещение естественным освещением. Разноцветные витражи создают атмосферу волшебства, перемещают в другую реальность.

Хавьер совмещает инновационные решения с длинной традицией мосарабской, каталонской и мексиканской культур – это яркие цвета, решения, в определенной степени похожие на артефакты, символы культуры народов майя.

Архитектор буквально становится частью создаваемого проекта и слушает голос своей архитектуры. Это большая ответственность создавать пространства, где потом будут находиться люди: действуют ли архитектура и дизайн благотворно (можно сказать, аполлонистически) или, напротив, дионисийское, хаотичное начало соответствующим образом действует на психику человека. Архитектура — это граница, разделяющая человека и природу. Здания образуют пространства, города, страны. В проектах современных архитекторов отражается совесть человечества по отношению к достигнутому состоянию природы. Поэтому естественно развитие направления биоархитектуры и создание экополисов. И также естественно внимание, которое привлекают здания органической архитектуры.

Кен Янг

Кен Янг

Кен Янг /Ken Yeang/ — один из ведущих в мире специалистов в области экологического и энергосберегающего дизайна. Малайзийский архитектор, предприниматель и научный писатель, учёный в области так называемой «зелёной архитектуры». Основная направленность творчества Кена Янга — это «зелёные» высотные здания, так называемые «биоклиматические небоскребы».

В 2012 году — резидент Творческой усадьбы «Гуслица». В рамках Фестиваля Живых Домов «ЭкоТектура» выступал с лекцией «Вертикальный дизайн мегаполиса».

Фото некоторых работ Янга:

Биографическая справка по данным archi.ru:

  • Родился в 1948 в малайском городе Пенанг. Учился в школе Архитектурной Ассоциации в Лондоне (1966-1971) и в Кембриджском университете (1971-1975).
  • В 1976 основал в Куала-Лумпуре бюро «T. R. Hamzah & Yeang Sdn. Bhd.» совместно с архитектором Тенку Дато Робертом Хамза. Также с 2005 руководит бюро в Лондоне.
  • В 1999 ему была присуждена «Премия Огюста Перре» Международного союза архитекторов (UIA), которой отмечаются достижения архитекторов в инженерии и строительных технологиях.

Книги Кена Янга:

  • 2007 «Эконебоскребы»
  • 2006 «Экодизайн: справочник»
  • 2002 «Изобретение небоскреба: теория вертикального урбанического дизайна»
  • 2000 «Зелёный небоскреб: основы дизайна устойчивых энергосберегающих зданий»
  • 1995 «Проектирование с участием природы» / «Designing with Nature»
  • Готовятся к выходу: «Экоархитектура» и «Словарь экодизайна»

О Кене Янге и его деятельности:

designer_yeang_01Кен Янг более 40 лет успешно занимается проектами, которые принято называть “зелеными“, известен как изобретатель биоклиматического подхода в проектировании высотных зданий и по праву считается одним из ведущих в мире специалистов в области экологического и энергосберегающего дизайна. Янг изучает и использует в своей практике методы, с помощью которых здания функционируют подобно существующим в природе экосистемам. Этот подход основан на использовании экологических принципов, пассивных энергосберегающих методов и способствует созданию сооружений, которые интерактивно взаимодействуют со средой, экономичны в строительстве и эксплуатации и обеспечивают более высокий уровень комфорта внутри зданий.

Архитектор Кен Янг родился в 1948 году в малазийском городе Пенанг (бывший Джорджтаун). Учился в лондонской Архитектурной школе Архитектурной Ассоциации (1966-1971) и в Кэмбриджском Университете (1971-1975).

В 1976 году основал в Куала-Лумпуре архитектурную фирму «T. R. Hamzah & Yeang Sdn. Bhd.» совместно с архитектором Тенку Дато Робертом Хамза. Сейчас ее филиалы расположены в Лондоне, Пекине, Токио и других городах мира.

Интерес к экодизайну появился после окончания школы Архитектурной ассоциации в Лондоне в 1971, когда Кен Янг начал работать над докторской диссертацией: в Кембридже его направили в исследовательскую группу, которая рассматривала возможные пути реализации “Автономного дома” по проекту Бакминстера Фуллера (его дом Dymaxion House 1929 года был первой сознательной попыткой создания автономного здания). В 1975 году Кен Янг защитил докторскую диссертацию, которую через 20 лет опубликовали под названием “Проектирование с участием природы” (Designing with Nature). В ней были представлены наиболее всеобъемлющие на тот момент принципы проектирования зданий, не противостоящих природе, а взаимодействующих с ней.

Доктор Янг возглавляет британскую архитектурную компанию Llewelyn Davies Yeang и руководит малазийским архитектурным бюро T. R. Hamzah & Yeang Sdn. Bhd., офисы которого находятся в Куала-Лумпуре, Лондоне, Пекине, Шензене и Сиднее. Им реализованы свыше 200 зданий, среди которых более десятка небоскребов с такими особенностями, как вертикальные сады, естественная вентиляция и естественное освещение, а также многие другие „умные“ энергосберегающие методы:  к примеру, расходы потребления воды и электроэнергии могут быть сокращены на 15 процентов. Офис Янга скорее напоминает экспериментальную лабораторию, где испытываются новые строительные и энергосберегающие технологии. Среди наиболее известных его проектов – офисные комплексы Солярис и EDITT в Сингапуре, Menara Mesiniaga в Малайзии.

Кен Янг преподавал в Университете Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе и Иллинойском технологическом институте в Чикаго, а также читал лекции в университетах и на конференциях в более чем 30 странах. Его проекты выставлялись в Королевской академии искусств в Лондоне, Национальном строительном музее в Вашингтоне, Институте искусств в Чикаго и Институте архитектуры Нидерландов в Роттердаме.

Статья Кена Янга об экодизайне:

Экодизайн – это такое проектирование, при котором дизайн органично и естественно взаимодействует с природой. Когда мы проектируем здание, мы никогда не пытаемся создать отдельно стоящий объект в городе или где-то еще. Мы должны рассматривать его в контексте характеристик места, для которого он проектируется, учитывать различные экологические данные и интегрировать его в среду в физическом, системном и временном аспекте. Я имею в виду интеграцию с физическими характеристиками места: топографией, подземными водами, гидрологией и растительностью. Системная интеграция – это рациональное использование водных систем, энергии, отходов, канализации и так далее. Необходимо сократить масштабы загрязнения среды. Временная интеграция – это соотношение использования ресурсов и строительных материалов с их способностью восстанавливаться или пополняться.

Мы стремимся к развитию теоретических и практических идей в области экологической архитектуры и к изысканию возможностей интерпретировать их с помощью дизайна. В наших зданиях мы максимально используем методы экономии энергии, естественное освещение и естественную вентиляцию, а также применяем материалы, которые служат максимально долго при минимальных затратах на их производство и эксплуатацию. При этом мы не только стремимся оснастить наши здания самыми современными технологиями, но и спроектировать их таким образом, чтобы своей формой, расположением различных компонентов и материалами наиболее гибко использовать особенности местного климата, например, движение солнца в течение дня или сезонное изменение температуры воздуха.

Здания должны имитировать экологические системы и все производимое человеком должно перерабатываться и использоваться вновь. До того как на Земле появилась цивилизация, экология находилась в равновесии и сама себя поддерживала. В природе существует баланс органического и неорганического. Экосистема не имеет отходов. Отходы одного организма становятся пищей для другого. Современное же общество живет по собственным законам. Отходы закапываются в землю, нередко сливаются в океан или просто выбрасываются. Такое отношение к экологии не может продолжаться вечно.

Высотные сооружения не принадлежат к экологическим сооружениям. Как правило, они потребляют на треть больше энергии, чем аналогичные по площади малоэтажные здания. Однако человечество не готово отказаться от строительства башен. Поэтому их будут продолжать строить, но они должны стать экономичными и экологичными настолько, насколько это возможно. Небоскребы требуют значительных финансовых инвестиций со стороны девелоперов, и их стоимость зачастую оказывается критическим фактором. Независимо от размеров и высоты зданий, в тех случаях, когда желание сэкономить оказывается выше эстетики, гуманитарных или творческих аспектов проекта, как правило, получаются посредственные, невыразительные коробки. К примеру, почему фасады многих небоскребов выглядят совершенно одинаковыми со всех сторон, в то время как контекстуальная среда (метеорологически, физически, географически) с каждой стороны здания различна? Проектируемые нами биоклиматические небоскребы отличает индивидуальный подход к этим аспектам, позволяющий обеспечить комфорт внутри зданий круглогодично.

Многие архитекторы, которых также принято считать проповедниками энергосберегающих принципов в архитектуре, обычно располагают зеленые сады внутри своих зданий (например, в башнях Нормана Фостера), но мне представляется это недостаточным. Я ставлю перед собой задачу проектировать здания как искусственно созданные, но, по сути, живые экосистемы, в которых сочетается правильный баланс между органическими и неорганическими элементами. Естественная среда обитания создается при помощи местных видов растений внутри и снаружи здания и в стремлении достичь максимального разнообразия видов растений, что становится возможным за счет использования озелененных атриумов и дворов, зеленых стен, зеленых крыш, искусственно созданных природных ландшафтов и так далее. Ландшафтная рампа – это линейный парк, который начинается с нижнего подземного уровня и поднимается вдоль фасада здания до сада на крыше. Главный принцип здесь в экологической цепочке или экологической взаимосвязи и в сбалансированности органической массы с неорганической массой здания. Площадь зеленой рампы составляет больше половины общего озеленения здания, что больше площади всего участка, занимаемого комплексом.

Построенные мной здания функционируют преимущественно в теплом климате. Но те же принципы можно использовать и в местах с холодным климатом: тогда органические составляющие должны находиться внутри атриумов, закрытых в холодное время и открытых в более теплое время года. Зеленые здания возможны во всех широтах, но они должны соответствовать экологическим и климатическим особенностям места. Я не люблю использовать слово “страна”, потому что это подразумевает национальные границы с политическими смыслами. Природа не признает национальных границ.

“Зеленые здания” будущего – это искусственные экосистемы, они будут более точно имитировать свойства, процессы и устройство экологических систем в природе. В идеале людям необходимо научиться у природы имитировать фотосинтез. В природе вся энергия исходит из солнечного света. Главный источник энергии современной рукотворной среды – невосполняемые полезные ископаемые (нефть, газ и уголь). Использование леса и гидроэнергии тоже ведет к губительным последствиям. В будущем человечество научится оперировать рукотворной средой исключительно с помощью процессов, имитирующих фотосинтез. Только тогда станет возможным создать рабочую модель настоящей экосистемы.

Садахико Нишияма

Садахико Нишияма

Садахико Нишияма/Sadahiko Nishiyama/ — профессиональный архитектор, лицензия первого класса. Работает в Docon Construction Ltd, руководит департаментом архитектуры и городского дизайна. Садахико Нишияма с отличием окончил факультет архитектуры Университета Хоккайдо.

В 2012 году — резидент Творческой усадьбы «Гуслица», один из главных гостей-экспертов на Фестивале живых домов «Экотектура». На фестивале он представил вниманию участников семинар из двух частей — «Северное жилищное строительство Хоккайдо и экологическое жилье» и «Комплекс объектов, таких как японские горячие источники (Onsen)». Экологическое жильё было разработано в регионе, с учётом его климата, культуры, экономики и доступности материалов в его окрестностях. В Хоккайдо бывают сильные снегопады, а летом климат мягкий и влажный. Кроме того, в Японии энергосбережение становится серьёзной проблемой после землетрясения в Восточной Японии и взрыва на ядерной электростанции. Зная это, в данный момент предпринимается большее количество попыток удовлетворить спрос на экологически чистую энергетику. Так что в этом разговоре он представил примеры попыток, наряду с концепцией идеи экологического жилья в Хоккайдо, с использованием современных технологий.

Садахико о современной архитектуре:

«Связь с природой, простота, идея традиций и новые технологии – всё, что нужно, чтобы делать современную архитектуру»

Награды: Премия Ландшафтного дизайна 2004 японского гражданского строительства.

Среди его проектов:

  • развитие горнолыжного курорта Niseko Hanazono
  • отель Nidom
  • курортный отель Yakurai
  • городской культурный центр Obira
  • оздоровительный центр Sapporo Nishi
  • стадион Sendai

Садахико Нишияма –  яркий представитель японской архитектуры, в его работах отражаются тенденции её развития.

Ken-yangОноре де Бальзак говорил: «Архитектура – выразительница нравов». Особенно верно это определение в отношении Японии. Традиции, заложенные в японскую архитектуру несколько столетий назад, до сих пор сохраняются при создании современных проектов. Большинство японских зданий, построенных в 70-80-х и начале 90-х годов, представляют собой комбинации прямоугольных элементов. Японцы стремятся вписать новые строительные комплексы в окружающий ландшафт. Один ансамбль органично перетекает в другой, образуя единую целостную систему. Сдержанная монументальность, грамотная расстановка акцентов, безупречное исполнение и экологичность используемых материалов отличают японскую архитектуру наших дней.

При этом экологичность в японской архитектуре означает также, что здание должно отвечать сейсмическим особенностям страны. Исследования показали, что древние строения сохранились в условиях землетрясений благодаря изначально продуманной структуре, где остаются подвижными сцепки элементов. Поэтому в то время как в Европейских странах одним из основных строительных материалов  является стекло, в Японии сохраняется применение традиционных материалов, в том числе дерева.

Экологическое жилье было разработано в регионах с учетом климата, культуры, экономики и доступности материалов в окрестностях. Хоккайдо («путь к северным морям») – второй по величине остров Японии – считается самым малонаселенным и «зеленым» островом архипелага. Около 10% площади острова занимают более 20 национальных парков. Климат этой местности сравнивают с климатом средней полосы России: и здесь зимы холодные. В Хоккайдо бывают сильные снегопады, а летом климат мягкий и влажный. Для японцев в большей степени характерно желание  спастись от жары, которая сопровождается  влажностью воздуха. Спасти не только себя, но и дома. Следствие – японский дом продувается всеми ветрами, какими только может продуться, стекла одинарные, двери входные металлические, из тонкого металла. Если квартиру не греть пару дней, температура опускается до 3-4 градусов. Прогреть можно, но требуется время, и стоит это дорого. Кроме того, в Японии энергосбережение становится серьезной проблемой. Сейчас в японском правительстве обсуждают возможность обязать строителей всех новых зданий начиная с 2030 года оснащать их солнечными панелями. Поводом для этого стали последствия разрушительного землетрясения 11 марта, которые не только отправили японскую ядерную энергетику в нокаут, но и спровоцировали нежелание людей в будущем жить в одной стране с АЭС и санкционировать строительство новых станций.

Стремление создать комфортные условия жизни, где человек и природа могут сосуществовать, особенно прослеживается в архитектуре современных курортных комплексов (гостиницы со SPA-услугами, банями), расположенных у целебных горячих источников – онсенов. В Японии традиция купания в них существует более тысячи лет. Исторические данные говорят о том, что древние самураи залечивали свои раны с помощью целебной воды с онсенов. Сегодня на территории Японии расположено более 3000 горячих источников.  В архитектуре комплексов большое внимание уделяется экологичности проекта: естественные материалы, при проектировании учитывается дневной свет и его взаимосвязь с окружающим ландшафтом, движение потоков ветра становится основой системы вентиляции здания.  Простота и минимализм внутреннего и внешнего облика здания в сочетании с минимальными затратами на эксплуатационные расходы делает объекты привлекательными с инвестиционной точки зрении.

Самобытность японской архитектуры прослеживается не в использовании и копировании элементов исторической национальной культуры, а в следовании основному постулату восточной философии – единству противоположностей: традиционной и современной архитектуры.

Лаборатория Экотектура

Лаборатория Экотектура

Лаборатория ЭКОТЕКТУРА – это научно- исследовательская лаборатория, созданная экопсихологами, социологами, архитекторами, экологами, географами, специалистами по инновациям в сфере энергосберегающих технологий и т.д., для исследования создания экополисов. Анализ существующих экопоселений в мире и в России, выявление достоинств и недостатков, а также предпосылок создания экопоселений нового типа. Осуществление социологических исследований анализа индекса качества жизни и разработка методов его повышения. Разработка методики комплексного подхода к проектированию экополисов в России.

Огава Маюко

Огава Маюко

Огава Маюко (Mayuko Ogawa, Japan) — японская художница, получившая классическое образование на родине и продолжившая обучение в Великобритании (бакалавр изящных искусств, университет London Metropolitan, магистр в области дизайна интерьера, университет Guildhall).

Её выставки, в основном, в Лондоне и первоначально исключительно живописные. Специалист в области дизайна интерьера международного уровня: работала в Великобритании, Японии, Таиланде и России. В своих работах исследует эмоциональные аспекты человеческого восприятия. Главной ценностью искусства считает коммуникативную связь между разными культурами и традициями.

Активный участник и куратор проектов «Гуслицы» с самого начала её существования. В частности курировала Фестиваль живых домов «Экотектура» и вела мастер-классы в рамках проекта ARTPOGOST 2012.